Любая грудь имеет право быть несовершенной. Женские фотоистории…

Это истории женщин об их отношениях с собственным телом.

Даша, 29 лет, фотожурналистка автор проекта Humans of Minsk, сыну 1,4 года

Раньше я могла купить топ с декольте, мне нравилось это внимание, потому что я чувствовала, что это был мой козырь. Сейчас понимаю, что я этим манипулировала. Это возраст 18-20 лет, когда ты ищешь себя. Потом все постепенно изменилось. Сейчас мне не хочется, чтобы кто-то заглядывал в мое декольте, я хочу, чтобы мне смотрели в глаза, хочу, чтобы во мне видели личность, а не сексуальный объект и носителя какого-то там размера груди. В основном мои друзья – мужчины. И я хочу, чтобы меня воспринимали как друга, поэтому я сознательно не надеваю никаких вырезов, ничего не подчеркиваю. Зачем все усложнять? У меня есть один мужчина, которого я хочу соблазнять, – это мой муж.

Я сознательно избегаю поролона. Все эти пуш-апы – обманка, преподносящая грудь в более товарном виде. Приподнятые, сдвинутые к центру, с ложбинкой – грудь как будто на блюде преподносят окружающим. Общество заигралось, потому что грудь – это молочная железа. Она природой придумана для конкретных целей. И ее сексуальная объективизация – это странная игра. Есть племена, в которых у женщины ценится длинная шея. И нам немного диковато, когда женщины, как нам кажется, уродуют себя кольцами. В нашем племени красивым считается большая грудь – в целом доктрина общества и производителей белья такая.

У меня самой не вышло красивой истории с грудным кормлением сына. Он не взял грудь, и я почти год сцеживала молоко в бутылочку. Это было очень изматывающим – я засыпала и просыпалась с молокоотсосом, порой страдала от лактостазов и сознательно деформировала свою грудь, потому что сцеживание на ней сказывается не самым лучшим образом. После всего этого моя грудь сдулась. Но мне не жалко прежней формы, потому что мои молочные железы выполнили свою функцию и дали сыну иммунитет в первый год жизни. Сейчас я смотрю на кормящих матерей – это так красиво! Сорри, ребята, но грудь – она, в первую очередь, для вскармливания детей! А вы считаете это неприличным?! А когда девушки ходят с пошлыми декольте, это красиво и секси-рекси. На мой взгляд, это ведь просто извращение – как все перевернулось с ног на голову.

Женская тема и тема телесности мне всегда была интересна. Я хотела снять наших героинь такими, какие они есть: прекрасными. Ведь и для самих девушек это терапия, не каждая воспринимает себя и свое тело как единое целое. У многих из нас куча комплексов. Я сознательно уходила от заигрываний со зрителем и каких-то образов. Самое главное – не образ, а человек, его истории, переживания и опыт. Загляните внутрь себя и подумайте: готовы ли вы к обнажению души перед незнакомцами?

Анна, 34 года, психотерапевт. Сыну 1,4 года

Я опасаюсь делать обобщения, но зачастую радикальные изменения, например мастэктомия, оказываются для женщины в долгосрочной перспективе менее травматичными, чем старые и как будто уже привычные, но ноющие переживания о маленькой груди или теле, изменившемся после родов. Возможно, это связано с тем, что в первом случае это история борьбы с болезнью, которая в каком-то смысле легитимизирует телесные трансформации, в то время как обычные для женщин растяжки, целлюлит и прочие особенности прочно закреплены в сознании как постыдные «дефекты».

Вот простой пример: мужские яички тоже отличаются по размеру и расположены асимметрично, но это просто биологический факт, и никто не акцентирует на этом внимание, это воспринимается как данность, в то время как груди «должны» быть красивыми, одинаковыми и с гордо торчащими сосками.

Я и сама переживала как раз из-за этой асимметрии, а когда начала кормить грудью, она стала еще заметнее. Я словила себя на том, что стараюсь бессознательно жонглировать прикладываниями к груди, чтобы что-то якобы скорректировать, хотя моих мужчин – и мужа, и сына – моя грудь полностью устраивает. Это и смешно, и грустно.

Когда я была подростком и только начала оформляться как женщина, моя мама как раз была в отношениях с отцом моей сводной сестры. У всех женщин в моей родне по материнской линии большая грудь, а тот мужчина предпочитал эдаких «плоскогрудых» девочек, и моя мама в какой-то момент дошла до того, что кричала: «Я отрежу себе это вымя!»

Это классический пример того, как отношение партнера может покалечить даже взрослую женщину, чьей грудью, между прочим, до того восхищались многие другие мужчины.

Я делюсь этим, чтобы лишний раз подчеркнуть: объективация женского тела зачастую исходит от самой женщины. Безусловно, культурные стандарты это всячески поддерживают, но, чтобы изменения происходили, они должны начинаться изнутри. И именно женское сообщество – это то пространство, в котором важно создавать образ женского тела, принятого во всей своей разности.

Загрузка...

Лена, 31 год, контент-менеджер, сыну 7 лет

Знала ли я в свои 16 лет что-нибудь об анорексии? Точно помню, как школьная медсестра предупреждала, когда я приходила взвеситься, что вскоре у меня прекратятся месячные. Она была права. После гормонального сбоя я обнаружила у себя опухоль, которая была больше моей груди. Было не страшно. Было не страшно, даже когда 1 сентября, пока мои однокурсники праздновали успешное поступление, я лежала на операционном столе в НИИ онкологии. Страшно стало, когда я превратилась в часть этого микрокосмоса в стенах c максимальной концентрацией женщин из области. Когда я видела, как по ночам они стонут в туалете после очередной дозы химии, а днем сидят у телефонов-автоматов и удаленно контролируют уроки детей, чистоту в доме и опрятный вид мужа. Как они рыдают и страдают. Не потому, что у них рак. А потому что муж, пока их нет дома, гуляет, а за детьми смотрит соседка. Страшно стало потому, что я поняла, каково это – быть женщиной. С большой грудью, маленькой грудью или без груди.

После того как меня чуть не погубила ненависть к телу, пришлось искать способы любить его. И мое тело перестало быть для меня концентрацией боли, когда я стала его слушать. Сначала был бассейн, потом – йога. Я против необоснованного бодипозитива, когда организм посылает человеку сигналы бедствия, а его пытаются убедить в том, что прыщи, лишние десятки килограммов и постоянные отеки – это нормально. Несмотря на приключения юности, я смогла полтора года с удовольствием кормить грудью сына. Спасибо ему за это.

В многолетних поисках своего идеального белья я сделала немало открытий. Из последних: приходишь в брендовый магазин, а всё, что могут предложить на размер 75А, – это 70B с пуш-апом. Консультанты часто убеждают, что на размер А просто нет спроса. Но уже в Берлине у тех же брендов я спокойно нахожу бюстгальтер своего размера. Почему? Наши женщины настолько не любят себя, что не покупают размер А без поролона?

Все белье в моем гардеробе черное. Только один бюстгальтер выбивается из коллекции — серый с Микки Маусами. Купила его на волне скандала с дизайнером Иваном Айплатовым. Микки Маус тогда стал временным локальным символом красивой и умной женщины.

Оля, 34 года, экономист, двое детей

Я прекрасно понимаю, что я совершенно не закомплексованная – я не стесняюсь своего тела. Но в то же время не могу сказать, чтобы я его очень любила. Я люблю бегать, занимаюсь фитнесом, люблю, когда мышцы напряжены, в тонусе, люблю мышечную боль – мне приятно ощущать, что во мне протекает жизнь.

Был момент в жизни, когда я ходила лысая – брила голову. Это была больше физиологическая потребность: у меня алопеция. Я понимала, что на меня все смотрят, часто даже не спрашивают – просто что-то думают. Алопеция обострилась после рождения и кормления грудью первого ребенка. Хотя, возможно, это событие в жизни и ни при чем.

Если о проблеме постоянно думать – может поехать крыша. Когда все началось, хотелось разобраться, что происходит. Начались врачи, обследования. Каждый врач в тебе что-то находит – щитовидка, надпочечники, иммунограмма. Это нагнетается анализами, справками, разговорами. Это печально. Но когда ты отпускаешь и расслабляешься, тогда и волосы начинают расти и не так сильно выпадать.

Мой образ зависит от моего настроения. Иногда хочется надеть каблуки и платье и «поиграть в интеллигенцию» – когда иду в театр. Люблю повязать платок или быть домохозяйкой. Белье я покупаю исключительно для себя – оно должно быть удобным. Буквально вчера зашла в магазин со знакомой, чтобы купить купальник перед поездкой на море. У нее маленькая грудь, и она выбирает себе купальник «побольше поролона». Но ведь когда ты искупаешься, с купальника будет капать, он будет постоянно мокрым – будет неудобно. Пришлось убедить ее купить тонкий, аккуратный – в котором будет удобно загорать и с которого не будет постоянно течь вода.

Катя, 31 год, журналистка, дочери 9 лет

Вокруг меня всегда были люди, стремившиеся донести мысль, что я недостаточно хороша. Любовники заявляли, что я слишком чувствительная. Друзья объясняли, что с таким угловатым телом мне хороший секс в жизни не светит. Родственники сокрушались над непрактичностью моих проектов. А комментарии к статьям и документалкам уличали в бездарности и непрофессионализме.

Во всех ситуациях, которые складывались не так, как я хотела, виноваты были небольшие железы в верхней части моего туловища. Это очень удобно. Платье не сидит? Грудь виновата. Секс плохой? Просто сиськи его не возбуждают. Занимаюсь неинтересной работой? Потому что, неуверенная в себе. И все – из-за маленькой груди!

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...